безыдейный саморепост из дайри

Завидно много раз столкнулась за последние дни с таким явлением - страсть к триумфальному разоблачению чего-либо. Это когда человек в дискуссии оспаривает очевидное, например, обильно снабжая свои аргументы фейспалмами и смеющимися смайликами. Печальные времена какие-то настали, каждый теперь считает, что достаточно умен для высказывания своего мнения. Например развенчания очевидных исторических фактов с тем, чтобы поставить на их место какую-нибудь милую сердцу разоблачителя идею вроде всемирного подпольного правительства феминисток/евреев/американцев/мясоедов. Вообще теперь пошла пугающая тенденция гордиться позицией. Чтобы гордиться достижениями, надо что-то делать, а позиция - заимел и гордись. Есть, например, одна дама на дайри, не будем ее называть, но многие поймут, которая врывается во всякие острые темы с пламенной хоругвью разоблачения или заводит сама в сообществах целые темы с целью провернуть разоблачение в комментариях. Я с ней пару раз мимолетно цапалась еще в джасте, когда Вера уломала меня пойти туда троллить. В частности дама пыталась меня вздоминировать триумфальной идеей о том, что переходить дорогу на красный так же беззаконно, как есть младенцев. И тем, что крепленые вина не менее тонкие, чем сухие, снисходительно посоветовав мне перестать пить три топора. В общем, лулзов немало было получено, за что Вере таки спасибо, хотя через пару месяцев я, во избежание разжижения мозга, гастроли решила свернуть. И, видимо, в какой-то раз я так прищемила даме хвост, что она теперь даже не отвечает на прямые провокации, случись нам встретиться, и ограничивается короткой фразой о том, что со мной она разговаривать не хочет. Меж тем новый конек ее - аморальность заведения домашних животных и аморальность рожания детей, тоже очень питательные темы. Так вот этот типаж становится все более распространенным в рунете с обострением всего острого и накалом всего горячего. Эти люди, во-первых, характеризуются крайне глубокими (разоблачительными) познаниями в крайне широком спектре тем, и во-вторых, конечно, комплексом неполноценности, который раз от разу гонит их во что бы то ни стало пытаться стать самыми умными среди чужих людей. На феминистках была недавно, например, дискуссия по поводу исламофобии западного феминизма, в которой разоблачители доказывали, что на самом деле Коран феминистская книга, если его правильно перевести с арабского (чего никому никогда не удавалось), и что "оставляйте их на супружеском ложе и побивайте" на самом деле мол фраза очень фигуральная, и герменевтика семитских языков мол такое дело, что "побивайте" и вовсе может означать "вынесите наконец мусор и отвезите ребенка в детский сад". На какой только фимоз не идут люди, чтобы показаться умнее других. Очевидная иллюстрация того, что мода на интеллект интеллекта популяции не добавляет.
И еще кое-что. Изумляет последняя мода фотографировать чужих людей в метро или на улице и потом выкладывать эти фото в паблики с тем, чтоб с упоением обсуждать одежду, лица, социальный класс, рост и толщину этих самых чужих едущих по своим делам людей. Я понимаю веселье, понимаю юмор, но это набирающее обороты народное развлечение отдает плохо скрываемой ебанутостью. Я, видимо, существую большую часть времени в своей сфере, дома, среди друзей, на работе и в блогах френдов, где не принято смеяться над стариками, толстяками, бедными и т.д., и всякий раз когда я гляжу на происходящее в более широких кругах, например, на обсуждение колготок едущей в метро пенсионерки, у меня случается некоторое удивление. Прям будто люди во временной петле существуют, сейчас как в бунинские времена, только разве что с айфонами, на которые можно сфотографировать дедушку с деменцией и потом обсудить вконтакте. О какой гражданской позиции можно говорить с этими людьми, какое будущее планировать - они заняты.

Тру стори

Была у меня такая однокурсница Таня. Интеллект-не интеллект, но пробиваться в жизни умеет, поступила в Сколково, где отправляют на год в МИТ, поселилась в Москоу, короче, нашла свою дорогу к кормушке без всякого блата. Так вот теперь она выросла большая, учит людей жить на семинарах и толкает такие вот душещипательные тексты в интернете:

Мужчины, вы невероятные.
Во-первых, вы умеете (почти) все. Серьезно, компьютер, трубы, бизнес, жизнь - вам можно подкидывать любую проблему (зачастую в формате истерики), и вы найдете решение. Как ваш мозг это делает - мне неведомо.
Во-вторых, вы отличаете похожие машины друг от друга. Это вообще какая-то магия визуального восприятия, и даже с учетом того, что я в курсе, что у меня просто нет соответствующей области теменной коры, магия не проходит.
В-третьих, вы бесстрашные. Ну к кому бегут девочки, когда боятся пауков, лягушек, гопников или бессмысленно прожитую жизнь? Не к другим же девочкам, а к мальчикам.
Вы умеет совершать крышесносные поступки с видом "Не, ну а чё такого-то?". И, елки-палки, вы действительно это делаете просто потому, что это естественно. Вы из-за этого реже выживаете, чем женщины, но упорно делаете. Unbelievable.
Каждый разумный человек понимает, что важны оба, и я вовсю восхищаюсь крутыми и смелыми женщинами, но повосхищаться мужчинами важнее. Им еще и эмоции свои скрывать. Они не могут с визгом побежать к приятелю и закричать "Обожекакаясумкаэточтодольчеатыещеипостригласьобожекаккруто!!!". Им остается только крепиться, и, сжимая зубы, жать руку и ронять скупое "Здорово". А может им повизжать тоже хочется.
Еще им сложнее зарабатывать деньги. Ну смотри, когда ты женщина в бизнесе, например, женщины тебе помогают, потому что ты женщина. И мужчины тебе помогают, потому что ты женщина!


Я не устану хуеть от этого подобострастия перед мужчинами. Приятно делать вид, что ты в ужасе припадаешь к сильному плечу, когда боишься паука. Паука, блять? Риалли. Паука.
Есть такой подвид патриархальных женщин. Они обычно успешны, добиваются многого, сидеть на кухне не собираются. В патриархате им подспудно очень некомфортно, поскольку их амбиции совершенно не соответствуют их касте (а мужчины и женщины в патриархате есть по сути касты, в одну из двух попадаешь по рождению и никуда из нее не деться), они зарабатывают больше всех мальчиков-ровесников, в тридцать лет менеджеры отделов и т.д. И вот они обособляют себя от женщин в принципе. Это те девочки, которые всегда дружили с мальчиками и очень кичатся этим, по-настоящему близких подруг у них не бывает. Это те девочки, которые в юности заявляют, что с девочками им неинтересно, а повзрослев, заявляют что-то вроде вот этого, что наверху написано. Это девочки, которые умеют до поры до времени успешно лавировать в мужском мире, имеют прокачанный скил общения с тщеславными людьми (то, что называется "уметь вести себя с мужчинами", то есть не вгонять мужчину в холодный пот, показавшись умной). Таня будет воспевать способности мужчин с легкостью делать все на свете (видит богиня, эти мужчины очень хорошо от меня прячутся), она будет смеяться над мужскими шутками про прелесть каких дурочек и ужас каких дур, поскольку это о других, это не о ней, она-то не такая, она своя, крутая телка, она причастна высокому мужскому обществу. Будет смеяться до тех пор, пока не обнаружит, что между ее менеджерским креслом и креслом директора стоит год от года некая стеклянная стена. И постепенно отвалятся друзья-мужчины, и замнется муж, и начнет опускать глаза, и скажет рано или поздно что-нибудь вроде "ну, ты же можешь уйти в декрет.." Вот тогда будет по-настоящему смищно. Зато Таня всегда будет надежно защищена от пауков. И будет приходить на феминистские ресурсы раз за разом, в отчаянном смятении доказывая, что ее никогда никто не угнетал и она сама добилась всего, а директором не стала потому, что захотелось домашнего очага.
Всем неприятно признавать, что очень мало факторов в жизни мы контролируем - что вслух, что про себя неприятно. Вот Таня и пишет в анонсе своего мастер-класса для женщин: "ты не подчиняешься патриархальному миру, пока ты сама этого не хочешь". Вера в эту благоглупость позволяет Тане не погрязнуть в ужасах матрицы, а изображать эмпауэрмент.
Это, девочки и мальчики, называется интернализованная мизогиния. Очень печальное зрелище. Быть женщиной позорно и мерзко - базовое положение самоидентификации, которое развивается в разные психзащитные стратегии:

- "я женщина, но не такая, как остальные, то есть я принадлежу к касте мужчин" - фактически самый распространенный вариант копинга, может выражаться очень по-разному, от меняниктонеугнетаит до ясвойскаядевчонка,

- "я не женщина" (желание стать как можно более нарочито грубым и квадратным антонимом соцобраза "женщины", откреститься),

или всякий откровенный зомби-фимоз типа "страдания - это женский путь, родовые муки - инициация" и так далее.
Всего-навсего попытка найти твердую поверхность для своего существования, не имея сил и характера для реальной борьбы.
Это те, кто ощущает хоть как-то, что что-то не так. Большинство, не побоюсь этого слова, искренне считает, что приставания в метро, маленькая зарплата и брезгующий поменять ребенку памперс муж - это такая сермяжная "правда жизне", а сомневаться в догматах простым людям в голову не приходит. Паблики вконтакте опять же подтверждают.

Эрих свет наш Фромм пишет:
"Наивысшее наслаждение, возможно, состоит в обладании не столько материальными вещами, сколько живыми существами. В патриархальном обществе даже самые обездоленные представители мужского населения из беднейших классов могут быть собственниками: они могут чувствовать себя полновластными хозяевами своих жен, детей и скота. Для мужчины в патриархальном обществе большое число детей – единственный способ владеть людьми без необходимости зарабатывать право на эту собственность, к тому же не требующий больших капиталовложений.
Война между полами не более нова, чем борьба между классами, но она проявлялась и проявляется сейчас в более сложных формах, так как женщины нужны мужчинам не только как рабочая сила, но и как матери, любовницы, утешительницы.
Следует освободить женщин от патриархального господства. Главный фактор гуманизации общества – освобождение женщин от патриархального ига. [...] Порабощение одной половины рода человеческого другой нанесло и все еще наносит огромный вред представителям обоих полов: мужчина присваивает себе роль победителя, женщина – жертвы. В наше время печать неравноправия полов, которая у мужчин проявляется в чувстве превосходства, а у женщин – в ощущении собственной неполноценности, лежит на всех отношениях между мужчиной и женщиной, даже среди тех, кто сознательно выступает против мужского превосходства. Фрейд, несомненно убежденный в мужском превосходстве, считал, что у женщин чувство неполноценности вызвано мнимым сожалением по поводу отсутствия у них пениса, а у мужчин чувство неуверенности возникает из-за якобы всеобщего страха "кастрации" [в голове не укладывается, как охотно это "вы нам просто завидуете, потому что у вас нет священного хуя" было воспринято просвещенным обществом и возведено в ранг психологической догмы - прим. зельд.].
Между положением негров на юге Америки сто лет назад и положением женщины в это же самое время и в наши дни – много общего. Негров и женщин сравнивали с детьми; их считали эмоциональными, наивными, лишенными чувства реальности и поэтому неспособными принимать самостоятельные решения; на них смотрели как на безответственные существа, хотя и прелестные. Фрейд, кроме того, считал, что женщины более нарциссичны и сознание [сверх-я] у них развито меньше, чем у мужчин. [среди носителей нарциссического расстройства мужчин по крайней мере 75% по психостату; типичный случай т.н. вранья - прим. зельд.].
Суть современного патриархата [как квинтессэнции культа силы - прим. зельд.] заключается в том, что те, кто сильнее, властвуют над теми, кто слабее. Все усиливающееся движение за освобождение женщин имеет очень большое значение, так как оно создает угрозу самому принципу власти, на котором основаны современные и капиталистическое, и коммунистическое общества; разумеется, такое освобождение должно означать для женщин нежелание разделять вместе с мужчинами власть над другими группами, например над колониальными народами [феминизм никаким образом не совместим с правой идеологией - прим. зельд.]. Если движение за освобождение женщин станет в общественной жизни той силой, которая выступит против порабощения, то женщины будут играть решающую роль в борьбе за новое общество.
На пути освобождения уже сделаны важные шаги. Не исключено, что будущий историк напишет - самым революционным событием XXв. было начало освобождения женщин и крах мужского господства. Но в только что начатой борьбе за освобождение не стоит недооценивать сопротивление мужчин. Их отношение к женщинам, в том числе и сексуальное, основывается на патриархальной идеологии, и мужчины уже начинают чувствовать себя крайне неспокойно с теми женщинами, которые отказываются принимать миф о мужском превосходстве".

"beyond comparison, beyond genre, beyond dispute"

В сороковых годах в австралийской деревне Варакнабил поженились учитель английского Колин и библиотекарша Доун.
В 1957 году у них родился третий ребенок, которого назвали Николас.
В детстве Николас пел в англиканском церковном хоре. В 13 его выгнали из школы.
Доун сообщила, что отец разбился в автокатастрофе, когда выкупала девятнадцатилетнего Ника из тюрьмы за ограбление. Позже он вспоминал это время как самое страшное и пустое в жизни. Он метался от одного занятия к другому, поступил в художественный колледж, в 1973 году бросил и занялся музыкой. Примерно в то же время он начал колоться.
Николас начал с каверов Лу Рида и Дэвида Боуи и через несколько лет полностью перешел на свой авторский материал вместе с товарищами по первому коллективу Boys Next Door. В 1978 году к ним присоединился Роланд Хауард.



Вскоре после этого они сменили свое название на The Birthday Pаrty и переехали из Мельбурна, где уже были всем известны, в Лондон, а затем в Берлин.
Через несколько лет они установили за собой репутацию "певцов американской готики", Ник постоянно использовал старозаветные мотивы и сформировал в тот период свой образ певца мрачного и угрюмого.
В 1984 году группа распалась, Ник и Роланд с трудом переносили друг друга и оба были в довольно плохом состоянии из-за злоупотребления веществами.
Ник вернулся в Австралию вместе со своим неизменным товарищем Миком Харви, и встретил Бликсу Барджельда и Уоррена Эллиса, с которыми создал Nick Cave & The Bad Seeds.

And the mercy seat is waiting
And I think my head is burning
And in a way I'm yearning to be done with all this weighing of the truth
An eye for an eye and a tooth for a tooth



I waved to my neighbour
My neighbour waved to me
But my neighbour is my enemy
I kept waving my arms till I could not see
Under fifteen feet of pure white snow

Ник и Полли Джин Харви



Ник и Кайли Миноуг



С женщинами Ник записывал в частности альбом Murder Ballads.
Ник и Бликса вместе создали много нетленки, но несмотря на творческую химию, очень бесили друг друга, и с тех пор, как Бликса покинул группу, они не разговаривали десятки лет до тех пор, пока Ник не позвал Бликсу сниматься в автобиографии 20 000 days on Earth.



А Ник и Эллис соулмэйты уже много-много лет - с ним Ник играет не только в Bad Seeds, но и в отдельном проекте Grinderman (созданном как "попытка отдохнуть от груза Bad Seeds"), пишет музыку к фильмам и ездит в соло-туры.



Ник пишет книги (And the Ass saw the Angel, Bunny Munro), пишет сценарии и саундтреки к своим (The Proposition) и чужим фильмам (The Assassination of Jesse James by the Coward Robert Ford, The Road, Far From Men и многие другие).



When? - said the moon to the stars and the sky
Soon - said the wind that followed 'im home



В общем, красноречия у меня мало, когда речь заходит о нем, просто его музыка - это такая музыка, которая не музыка какого-то этапа, а нечто постоянно присутствующее в моей жизни с детства. Потому что это настоящая музыка и настоящая лирика. Все остальное рано или поздно отваливается, а он остается. Откровение, а не музыка.

Он уже лет двадцать как стал Prince of Darkness и все, с кем его сравнивают, не дотягивают до него - ни Уэйтс, ни даже Коэн, потому что он именно что неопределим никаким жанром, никаким амплуа и никакой темой. Принс оф даркнесс, безусловно, но с тех пор он стал чем-то гораздо большим.



Oh father tell me are you weepin'
Your face it seems wet to touch..
Oh then I'm so sorry Father
I never thought I hurt you so much

This is the Weeping song
Its only wish to weep
While we rock ourselves to sleep
This is the Weeping song
But I wont be weeping long
No I wont be weeping long.

:ghost:

психотерапия

- Кому это ты пишешь? - спросил я, заглядывая ей через плечо.
- Тебе.
- Мне?
«Она меня бросает», - промелькнуло у меня в голове, и мне сразу стало плохо.
- Что с тобой? Ты ужасно бледный. Тебе нехорошо?
- Почему ты мне пишешь?
- Вообще-то это даже не тебе, я просто пишу, чем бы мне хотелось с тобой заняться…
Исписанные листки валялись повсюду - у ее ног, на кровати. Я взял один наугад...


...засыпать на полу у камина, влюблять в себя чужих собак, съездить в Танжер, в Кадис, в Дублин, ездить на велосипедах по побережью, пить апельсиновый сок и читать газету за завтраком, играть единственную пьесу для фортепиано двумя руками, прижиматься ночью к горячей широкой спине, кусать тебя за бороду, идиотничать, покупать арбузы у трассы в деревне, залезть в башню Чембало, покупать чурчхелу у татар на паромной пристани, слушать твои лекции по психиатрии, носить юбки, уезжать из города в деревню, рисовать планировки внутреннего двора с колоннами и занавесками, копить деньги на АН-2, практиковать итальянский, ездить по пустырю на твоем мотоцикле, рассказывать тебе про Америку, рассказывать тебе об Энее и об Элевсисе, заплывать за буи на Серебряном пляже, жарить утром бекон, пока ты спишь, пить мальбек из стаканов, слушать все альбомы Ника Кейва, носиться босиком по аллеям Барберини после закрытия музея, слушать Кэти Браер, подтягиваться на руках, понадевать все вечерние платья, читать одну и ту же книгу параллельно в электричке и обсуждать на станциях, весь вечер слушать, как ты рассказываешь о семье, лениться, пить кофе в аэропорту, покупать зеленый кофе, нюхать его по дороге домой, шуршать упаковкой, варить кофе, пить кофе с лукумом, оставить лукума для лошадей, готовить киш, пирог на оливковом масле, пинолату, рождественский кекс, ставить рождественский кекс пропитываться на месяц и съедать его через три дня, танцевать рокнролл, учить тебя готовить пуэрко пибиль, учиться у тебя готовить тофу, встречать в Стамбуле рассвет у фонтана, спонтанно ехать к морю вечером в понедельник, есть горячую кукурузу с солью, травить водительские байки на работе, нюхать воздух через форточку, фотографировать, пить лимонад с сорго, загореть, читать тебе Кухулиниаду Йейтса с шотландским акцентом, гонять гусей, писать в стол, купить кресло-качалку, вести дневник, собирать мебель, жить в деревянном доме на берегу океана, покупать шелковые платья, туфли, чулки, покупать тебе духи с кипарисом и можжевельником и душиться ими, обрабатывать твои ссадины после бокса, сесть на поперечный шпагат, залезть на Парнас, бросать в чемодан купальник, шорты, эспадрильи, чувствовать в первый раз после зимы, как скользит платье по голым ногам, смотреть с тобой сериал, вышить свитер, разбираться в мотивах кельтских орнаментов, покупать тебе рубашки, читать Грейвса, Витгенштейна, эссе Эко, смотреть по твоей подсказке артхаус, стебаться над дураками, испытывать изумление от того, насколько твои руки больше моих, учиться компенсировать разницу в силе за счет скорости, купить иксбокс и два джойстика, соревноваться в стрельбе, ложиться спать на свежее хрустящее белье, подбрасывать тебя на работу, брать кофе с собой, слушать твои жалобы на врачей по телефону, покупать коробки клубники, присматривать авиабилеты, курить, проспать и вместе чистить зубы, пить в постели выжатый тобою апельсиновый сок, умываться холодной водой, смеяться над дурацкими шутками, растягиваться, сидеть на веранде

в пустоту

Интересно, патриотам нигде не режет оттого, что сюжет о счастливом бракосочетании обдолбанной наркотиками девочки Хеды и старого власть имущего уебища покрывали те же самые дражайшие LieNews, которые специализировались на сюжетах о донбасских пацанах-борцунах и украинских фошистах. Так, чисто гипотетически.

хехе

Просвирнин - "Русские пришли на эту акцию с портретами дедов и прадедов, воевавших во Второй мировой, чтобы почтить их память и ощутить, как личная история их семьи вплетается в ткань общенационального праздника. Это действительно прекрасная идея, апеллирующая и к индивидуализму ("Вот не абстрактные "деды воевали", а вот мой конкретный дед, который воевал!"), и к коллективному переживанию одновременно, одушевляющая историю личным чувством, личным интересом. Полки Российской Империи носили специальные знаки отличия, даруемые за конкретные подвиги в конкретных сражениях, и в этом шествии людей со знаменами-предками есть что-то очень глубинно русское"

Ходить строем, чтобы сохранить личную семейную память о своих предках, да. Ходить строем в порыве коллективного заказного экстаза у него апелляция к индивидуализму. Конечно, националисты в принципе не особо ухватывают смысл понятия "индивидуализм", ну да это и понятно. Если уж мил человек характеризует свой личный наработанный за жизнь комплекс мировоззренческих убеждений словом с корнем, обозначающим "коллектив", ему в принципе и не положено знать про индивидуализм.

На первый взгляд все очевидно, в общем-то, "существует ясная взаимосвязь: чем ниже уровень интеллекта особи, тем выше ее потребность ощущать свою принадлежность к сильной и многочисленной стае... это нормальное свойство homo, унаследованное от тысяч предковых поколений".

Девиз "Бессмертного полка" - "Они должны идти победным строем в любые времена".

ЧТОБЛЯ? Они сражались за то, чтобы зажить, наконец, мирной жизнью - или за то, чтобы в любые времена строем ходить? Люди добрые, вы хоть воображение свое включите, нарисуйте себе эту картинку мысленно: ваши дорогие и близкие шагают строем, блядь, ВЕЧНО. [...]
Но архаичное сознание не задается вопросами, характерными для сознания модерного. Поэтому участников акции "Бессмертный полк" не смущает картина вечно шагающих в строю людей, от которой у меня волосы дыбом. Их мышление уже архаизировалось, для них этот вечный победный марш что для викинга пир предка в Валгалле - оно не подвергается критическому осмыслению, викинг не задается вопросом - а не надоело ли деду там пировать, не хочется ли ему для разнообразия книжку почитать, не больно ли ему умирать во время очередной махаловки...

morreth
Отдельно доставляют товарищи интеллигенты, которые по сложности душевной объясняют это "проработкой старой травмы". Какая нахер проработка травмы, прошло 70 лет - вдумайтесь только, семьдесят лет. Два поколения родило детей. Уже тех, у кого была травма, в живых не осталось практически. И, кстати, пока они были живы, ни о каких камланиях "слава великой победе" и речи не шло, единственное, что о войне говорили - "больше никогда". 70 лет прошло, память выветрилась в ноль, а травма осталась; русские, очевидно, и в психологии своей уникальны, как во всем остальном.

(no subject)

Ола чикас и мучачос!
Хочу рассказать вам о душевных метаньях свежо. В связи с очередным пищевым психозом в качестве терапии накупила я в Корт Инглез всякой порочной еды в маниакальном количестве, дабы лишить ее привкуса "запретного плода", ибо мудра и хитра была султанша. Ну и что б вы думали - сижу вот в полночь одна в столовой и пью какое-то рандомное охрененное шардоне за шесть евро по оферте. Поддаваться порокам нет желанья. На каждой странице обнаженная маха (кстати, я видела настоящую обнаженную маху тут в музэе, культурная жизнь, еба).
Сижу и размышляю, насколько привыкла плохо к себе относится и не воспринимать это как нечто ненормальное. Давеча вспоминали с женской половиной семьи и друзей наших бывших, и я под хмельком озвучила подспудно сосущую мысль - насколько всякий раз до сих пор хочется крыть бывших последними словами, хоть Чехов с Кантом и расстраиваются из-за этого очень. И тут дорогая сестра сказала не в бровь, а в глаз - ненавидишь не за то, что неумные козлы, а за то, что сама себя посчитала им достойной парой. Они на жизненном пути становятся некими символами моей плохой, что скрывать, самооценки, и при каждом воспоминании бьют поддых - что отношения с инфантилами, что отношения с женатыми, это известная история для многих неординарных, хохо, и неудовлетворенных женщин. Мир с собой - это для меня такая смешная абстракция, что аж даже не смешно. Я привыкла считать борьбу неотъемлемым условием самореализации, и, вообще-то, я так считаю до сих пор, но борьбу не стоит вести с самой собой - а я себя лупцую смачно и до изнеможения, с пубертатного возраста. Что это за пропиздь такая мозговая? В общем, понятно, что у ребенка из российской империи тараканов априори будет дохуя и больше, спасибо народной мудрости "нету ножек - нету мультиков". Негативистская педагогика у нас в деревне норма. Я сегодня в поисках подарков знакомым новорожденным зашла в детский отдел - и вот меня порвало. Бэбики, пинетки, ползунки, платья для крещения и тут же мама носит полугодовалую мелочь - смуглая кожа, открытый рот, синие глаза и влажные завитки младенческих волос. Насколько можно изуродовать вот эту доверчивую агукающую зефирку, подавить, насеять обильные комплексы, деструктивность, жертвенность, замкнутость, а пухлощеких мальчиков сделать свиньями, поскольку ноблесс оближ. Хоть рожай, чтоб скомпенсировать мировую несправедливость. (Вон в Израиле забеременей от какого-нибудь еврея с качественным айкью. Надо будет подумать об этом, когда со своими тараканами разберусь. Негоже маме быть такой алкоголичкойневротичкой хорошим ранимым человеком :D)
Мы тут живем в доме, у которого входная дверь на втором этаже, потому что мы в горах) Огромный старый домец, наверху спальни - хозяйская, детские и гостевые, внизу кухня, столовая, гостиная и веранда, выходящая на Сьерру Неваду. Беленые стены, ставни, москитные сетки, деревянные балки под потолком и холодные каменные полы - полный экстатический аутент. По ночам вдали шелестят ветряки, поют скворцы, чихают козы. Идиллия. Я абсолютно деревенский житель по натуре, в город меня не тянет совершенно. Хотя вру, тянет конец отпуска.)
Купила сегодня очки Дольче Габбана. Я считаю, общественность должна знать. (Да, я питаю порочную страсть к дорогим темным очкам и к люксовой косметике. В моменты душевной тоски я устремляюсь к витринам Шанель и Bare Minerals за гортензиевым лаком и пудрой для бровей. Это гораздо лучше, чем если бы я играла на волынке, как один мой знакомый. По крайней мере, от этого страдает лишь мой баланс на карте).

Сколько волка ни корми, он все равно в Рим хочет -

но как же хороши колонии у Римской империи, особенно Тарраконика. Холмы, поросшие ромашкой, пиниями и лавром, простираются до самых Пиреней; в оливах шумит ветер и разносит ухание диких голубей по рощам и оврагам. Каменные дома сохраняют ночной холод целый день, и в спальне промозгло, как положено в хорошем южном доме.
В Мадриде улицы усажены пиниями и платанами, чисто, людно, рокочут мотоциклы и кричат ласточки. Крик ласточки - такой родной и такой незаметный звук, что не понимаешь, чего не хватает, пока не возвращаешься на юг и не слышишь его снова после года перерыва, и это блаженство окатывает мгновенно, как запах прогретой сосны и чернота ночи. Сеговия похожа на Монтепульчано своим горным провинциальным духом, но тут в кружевных арках и алебастровых мозаиках уже ясно звучит арабский мотив. Зеленые лабиринты и плодовые сады на горных террасах Алькасара, журчащие фонтаны и аисты на фоне дырявых снежных шапок Гуадаррамы - навевает воспоминания о Бандерасе в черном ихраме на белой лошади (о сила пубертатного импринтинга).
Простые южные запахи, простая еда - хлеб, хамон, ахо (эти так по-русски звучащие слова "ветчина" и "чеснок" со стаканом риохи), легкое головокружение от перегрева и усталости, и невероятное умиротворение.
Я за три дня успела сгореть до пробора в волосах, погоняться за кроликами, упасть в реку и сожрать полкило артишоков. Теперь вот купила под видом "больших зеленых бананов" фрукты, которые часто используют как корм домашнему скоту, как милостиво сообщил гугл.
Сегодня заблудились в Толедо, прошли двенадцать километров. Понимаю, почему Вайлю тут казалось "неуютно и жутко" - понимание, что вот по этой милой узкой улочке ты за последние два часа проходил три раза, при недостатке денег и пищи в желудке может вызывать неприятные чувства. Приходится кружить, пока над скопищем церквей, монастырей и синагог не завидишь шипастую башню кафедрального собора, ее ни с чем не перепутать - под тучами эта ощерившаяся серая громада похожа на южноевропейскую дачу Саурона.
В очередном дворе, куда я вуайеристски заглянула, оказалась темная, прохладная столярная мастерская - я только просовываю айфон сфотографировать, как оттуда выскакивает дядька. Я, зардевшись, собираюсь было удрать, но дядька машет руками - заходи, заходи; захожу. Дядька по-английски не говорит, мы объясняемся на ужасной смеси ужасного испанского с не менее ужасным итальянским. У дядьки в мастерской стружка, пахнет свежим деревом, и дядька меж картинных рам, досок и статуй ведет меня вглубь, где у него висят две клетки с щеглами - один мальчик, другая девочка, и дядька показывает мне, как они поют, если поднести руку. Папа гранде открыл эту мастерскую в 1910 году.



Ради этого я езжу.
Пойду готовить свои небананы, вроде если их очень долго по-латиноамерикански жарить, они станут больше напоминать по вкусу картошку, нежели древесину. Завтра едем в Гранаду. Доброй ночи.

Сказки народов Севера

В удивительные времена живем - духовность, десять детей, счастливые жены в платках, удержание рубля резервным фондом, военные учения. В Дебальцево спилили стелу, вывезли и на выставке в Москве показывают, вот мол говорят, нас там не було. Мы люди простые, церемонии из спиливания монументов в других странах не делаем. Вон к семидесятилетию Великой Победы в музее выставят кусок сбитого давеча иноземного самолета, где погибло 298 человек, из них 80 детей - жители ДНР прислали нам благодарный подарок. И никаких проблем, и все радуются. У нас русских невероятно широкая душа. Кругом торжество морали, святость, за Русь усрусь и тому прочие удивительные дела. Читаешь противоправительственные ресурсы - там националисты выступают. А говорят еще, Римская империя - там кони сенаторами работали, а у нас вот трибунами свиньи и прочая домашняя скотинка. В духе поднятия отечественного производителя и поднятия всего остального, опять же; как говорится, если кидать много дерьма на стену, что-то да и прилипнет. Прямо-таки полотна Иеронима Босха вспоминаются.

Так вот, возможно я просто не в курсе, но люди, называющие себя верующими, как-то реагируют на все это? Ведь внутри их религиозного сообщества люди их веры совершают один из самых страшных смертных грехов. Ну, во всяком случае я сам неоднократно слышал, что убийство - смертный грех. Это есть в свободно доступной информации, проверьте сами.
Бойкотируют ли верующие места, где записываются в добровольцы, призывают ли отказаться их от военных действий, перекрывают движения автобусам и поездам, идущим на войну? Пишут ли они гневные письма куда следует, требуя прекратить убийства, так как убийства - оскорбляют их. Еще какие-то, отработанные на проклятых западных музыкантах методы и способы возможно применяют? Ведь должно же быть что-то такое? Ну там возлюби ближнего, подставь левую щеку, благослови проклинающих вас, вот это все.
Я сам парнишка сельский, многого не знаю, мало где бываю, расскажите, может видел кто чего, а то я волнуюсь в неведении.


Конечно, читавшие Евангелия православные есть - вот они, например, выражают свое мнение по поводу происходящего на Русиwww.youtube.com/watch?v=WVm_z4inQrk. Но мало таких бесстыжих в наши времена.

Я как напьюсь в одиночестве ночью, часто думаю об ордовике, с тех пор как мне было десять лет. (Конечно, в десять я еще не напивалась в одиночестве). О том, каково было бы оказаться на Земле в палеозойский период, в картинке из учебника по естествознанию за шестой класс. Этот наш мир никак не может уложиться в голове - первая древняя жизнь бурлит в мировом океане, ты на побережье гигантского пустого континента, на пороге риниофитовой степи, наверху бушуют метеорологические явления, на горизонте извергаются вулканы - и тишина. Не раздается ни единого голоса, не ходит ни единого животного, ни единой букашки не летит вдали, их не существует. Девственная фертильная земля, готовая стать домом для высокоразвитой жизни. Для человечества.



Такая байка: за пару недель до предзащиты у меня в исходниках нашли ложную ошибку, которая перечеркивала все мои выводы - а расчеты я делала полтора года, и к своей работе относилась весьма честолюбиво. Я тогда была одна, мама с сестрой были в отпуске в круизе, папа работал на флоте на севере, и я была тихим истероидом - ничего не ела неделю, спала по четыре часа, пила валерьянку утром, днем и вечером, и сутки напролет сидела в статистике с перерывами каждые два часа на порыдать. Для успокоения я могла только позвонить папе в скайпе - а он в таком режиме работает всю жизнь, только без рыданий. И он, такой прагматичный реалист, мне сказал: Ляля, ночью открой окно, посмотри на звезды и подумай, ты и все твои проблемы - галактическая пыль.

Морали не будет. Привет.